«РОССИЯНЕ ИЗМЕНЯЮТ МОДЕЛИ ИНФОРМАЦИОННОГО ВЛИЯНИЯ», – АНАЛИТИК ЦЕНТРА ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ РОССИЙСКОЙ ПРОПАГАНДЕ ДМИТРИЙ ГРОМАКОВ

01.10.2021 Выкл. Автор Editor
«РОССИЯНЕ ИЗМЕНЯЮТ МОДЕЛИ ИНФОРМАЦИОННОГО ВЛИЯНИЯ», – АНАЛИТИК ЦЕНТРА ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ РОССИЙСКОЙ ПРОПАГАНДЕ ДМИТРИЙ ГРОМАКОВ

Какие сейчас основные угрозы по дезинформации и пропаганде со стороны Российской Федерации, в эфире передачи «Информационный фронт» рассказал аналитик Центра противодействия российской пропаганде Дмитрий Громаков.

 

Константин Богатырев: Какие мощности имеет Россия для ведения пропагандистской деятельности?

Дмитрий Громаков: С точки зрения сил и средств, в распоряжении российских пропагандистов больше государственных ресурсов, другой вопрос – насколько они эффективны. Прежде всего это созданные начале 2010 годов информационные войска как военная составляющая, также это «ольгинская ботоферма» для работы в социальных сетях и на пространстве новых медиа. Далее – это политические лидеры страны, которые являются источниками верификации определенных информационных месседжей. А также активно используются политические лидеры стран-союзников, в частности Беларуси. Противодействовать этому можно только сформировав четкое представление, что никакая информация противника не является достоверной.

Константин Богатырев: Недавно Александр Лукашенко отметил, что в Украине якобы готовят лагеря для тренировки спецвойск и разворачивают базы США, поэтому вместе с Россией Беларусь продумывает ответные. Какие это могут быть действия?

Дмитрий Громаков: Думаю, если об этом начал говорить президент Беларуси, то это будет комплексный подход. Информационные действия с территории этой страны продолжаются с 2015 года, ведь информационная политика Беларуси контролируется из России. Поэтому относиться к Беларуси надо очень осторожно, потому что эскалация напряженности между нашими странами будет расти в зависимости от позиции белорусского режима в Кремле и поддержки Лукашенко кремлевской верхушкой. Формирование общего для обеих стран врага – это единственный шанс для Лукашенко удержаться в системе влияния России.

Константин Богатырев: Какую цель преследует Россия в агрессивной гибридной войне, ведь Кремль пытается влиять и на страны Европы?

Дмитрий Громаков: Россия не может сотрудничать с крупными объединениями, в частности Евросоюзом. Чем больше фигурок на политической шахматной доске, тем проще россиянам достигать цели. Одна из главных задач в такой войне – посеять раздор. Прежде всего стремятся подорвать мобилизационные способности для организации сопротивления в Украине как прямой военной агрессии, так и информационным воздействиям. Кремлевские агенты влияния стремятся настроить негативно украинцев к действующей власти. Мол, зачем вам та свобода, если вы голодны и холодные. Эти нарративы мы помним еще с 2014 года.

Константин Богатырев: А почему этот нарратив до сих пор сохраняется, ведь уже сейчас видно, что территории Крыма и Донбасса не на том уровне, что и территории России?

Дмитрий Громаков: Думаю, если бы сейчас люди там имели право свободного выбора, то поддержку Россия вообще бы не получила, ведь ее и тогда было немного. В целом всегда найдется определенное количество людей, которые выберут холодильник, а не свободу. Поэтому здесь надо коммуницировать. Ведь те свободы, в которых возросло поколения и в Крыму, и в Луганской и Донецкой, дают нам основание сотрудничать с людьми, которые сейчас находятся в оккупации.

Константин Богатырев: Можно выделить определенную модель российского информационного влияния?

Дмитрий Громаков: В общем под давлением внешних условий методы постоянно меняются. Если до развитию социальных сетей это были издания, контроль над СМИ, то после меняются и методы сотрудничества, и донесения информации до целевой аудитории. Поэтому о постоянной модели говорить нельзя. Но главный месседж, который пыталась продвинуть российская пропаганда в Украине: раскол между обществом и властью. На протяжении всех лет войны пропагандисты пытались вбить клин между властью и обществом. Но в этом году, с выходом статьи Путина на украинском языке на российском официальном ресурсе, модель меняется. Это свидетельствует, что россияне меняют модели информационного влияния – от украинской власти переходят на общество. Россияне пытаются подстрекать все эти правые настроения против наших партнеров прежде всего – поляков, венгров, румын. Это уже работа непосредственно с населением, чего раньше не было в российской пропаганде. Поэтому меняются нарративы. Пытаются апеллировать к исторической памяти, мол, братские народы, разделенные из-за влияния иностранцев, украинская власть полностью зависима от иностранных субъектов политики. Это все сейчас производится российскими пропагандистами.

Константин Богатырев: Если говорить про мессенджеры и онлайн-платформы как инструменты пропаганды …

Дмитрий Громаков: Использование ютуб- и телеграмм каналов, блогов и так далее – это попытка диверсифицировать достоверную информацию. Их роль в том, чтобы максимально расщепить правдивую информацию, дать множество версий и снизить уровень поддержки официальной позиции руководства государства. Поэтому надо формировать информационную и культурную обработку информации из этих источников. Для массовых производителей контента журналистских стандартов нет. Они больше ориентированы на слои населения, которые не знакомы с политической или экономической жизнью страны.

Константин Богатырев: Если говорить об информационных операциях России, направленные не на гражданское население, а на украинских военнослужащих, какие именно инструменты применяются, прежде всего на фронте?

Дмитрий Громаков: Обычно – это деморализация через демонстрацию силы; попытки убедить в отрицательном, асоциальном поведению наших армейцев; дегуманизация противника. Попытки оправдать свои действия против нашего государства. Например, подается информация, что сейчас все обстрелы ОРДЛО осуществляются только украинской стороной. Они маркируют информацию о потерях украинских военнослужащих сугубо достижением своей цели. Таким образом стремятся показать, что каждый боец ​​может быть убит в результате обстрелов, поэтому лучше в любой способ сложить оружие. Поэтому каждый боец ​​должен четко осознавать, ради чего он на передовой.

Константин Богатырев: Многие эксперты отмечают, что российские агенты влияния активно используют тему противодействия коронавирусу, как?

Дмитрий Громаков: Ковид стал поводом мирового масштаба для различных деструктивных воздействий. Разумеется, эту тему не мог обойти противник. Педаль темы заботы государства о здоровье граждан, в частности военнослужащих, способность обеспечить функционирование страны в кризисных условиях. Поэтому Ковид стал одним из базовых нарративов в информационных операциях россиян. Сначала это были гонки за получение вакцины, далее – система вакцинации, затем карантины, а теперь сам процесс иммунизации. Сейчас у нас появились «ковидники» и «антиковидники» и так далее. Эти все линии раскола умело используются, в зависимости от приоритетов, стоящих в настоящее время.

Константин Богатырев: Как повышать иммунитет среди украинцев к российской дезинформации?

Дмитрий Громаков: Прежде всего это получение достаточного уровня информации, чтобы распознавать информационные вбросы. Этого можно достичь, построив комплексную систему информирования населения, дать комплексное видение и внутренние аргументы быстрее, чем на это среагирует противник. Также должна быть правовая поддержка военнослужащих. В Гааге уже где-то около 25 тысяч уголовных дел против наших военных от российской стороны. Должна быть государственная позиция в защиту наших военных, иначе это открывает широкое поле для манипуляций и запугивания наших армейцев. Поэтому все эти моменты должны быть информационно закрыты нашей четкой позицией, чтобы не могли проникнуть российские пропагандистские месседжи.

 

 

Источник: https://www.armyfm.com.ua/rosiyani-zminyuyut-modeli-informacijnogo-vplivu—analitik-centru-protidii-rosijskij-propagandi-dmit/?fbclid=IwAR2n5ZmYBqhmMpvZl0MJYfqgMGa6v2RhXyp411062XrCqQ4ARnWMGW4vxbA