Валентина Быкова: почему белорусы более устойчивы к пропаганде РФ, чем россияне?

25.04.2022 Выкл. Автор Redaktor
Валентина Быкова: почему белорусы более устойчивы к пропаганде РФ, чем россияне?

Валентина Быкова, аналитик и медиаэксперт Международного центра противодействия российской пропаганде (МЦ ПРП) ответила на вопросы белорусского оппозиционного телеканала «Молния-медиа», работающего при поддержке инициативы BYSOL.

– Давайте начнем издалека и изобразим общую картину – так ли действительно страшная и эффективная российская пропаганда, особенно в условиях войны, как это рисуют?
– Так ли у нас все плохо с пропагандой? Сейчас военные аналитики часто говорят о том, что первое наступление российской армии было не столь мощным, не так хорошо спланированным, как этого ожидали западные эксперты. Также мы сейчас отмечаем, что российская пропаганда, несмотря на то, что огромные деньги, огромные бюджеты на нее тратятся,  не слишком эффективна. И лучший аргумент за эту точку зрения – это то, что страны Запада сейчас поддерживают Украину.
Российская пропаганда имеет три целевые аудитории. Во-первых, это собственное население, которому нужно продать месседж, зачем все это сейчас происходит. Во-вторых, большая аудитория, это непосредственно Украина, как высшее руководство, так и население. И в третьих, это пропаганда на страны Запада. Пока мы констатируем только то, что пропаганда РФ очень хорошо работает на свою собственную аудиторию, но она почти не достигла своих целей в Украине, ведь то, что мы слышим, эти пропагандистские тезисы, и то, что мы видим своими глазами,  вызывает когнитивный диссонанс. И, конечно, человек больше доверяет тому, что он видит, что он чувствует, чем то, что нам пытаются навязать.
Так же мы сейчас констатируем, что российская пропаганда, можно сказать, потерпела крах на западную аудиторию. В значительной степени этому способствовало то, что все большее число стран приняли законодательство, согласно которому из эфирных сетей исключены российские каналы RT и Sputnik.

– Если говорить о последних вбросах, какие нарративы сейчас пытается навязать российская пропаганда тем, кто ее видит: россиянам, украинцам, в том числе на оккупированных территориях, белорусам, учитывая, что наш канал из Беларуси?
– Пропагандистские нарративы, которые пытается навязать нам Россия, не меняются. Они такие же, как были в 2014 году, как они были все эти 8 лет, и так же они транслируются сейчас, с начала полномасштабного вторжения, и на нашу аудиторию, и на внутреннюю российскую, и на зарубежную. Самый главный – это то, что Украина не состоялась, что это «государство 404», failed state, государство, не имеющее ни собственной истории, ни собственного языка. Это первый тезис, и якобы именно поэтому РФ может творить в Украине все, что считает нужным. Второй тезис, который продвигается очень мощно, преимущественно на внутреннюю аудиторию и Беларусь, это то, что в Украине якобы нацизм. И одна из главных целей «спецоперации», а на самом деле войны, это «денацификация» Украины. И очень многие месседжи российские пропагандисты сейчас пытаются приобщить к этому нарративу, якобы в Украине царят нацисты, а Россия такая красивая, белая и пушистая ведет с ними борьбу. Ну и все производные, которые из этого следуют.

– Если говорить о россиянах и белорусах, на которых действует одинаковая пропаганда, в разных процентах, но мы видим разную ситуацию. Белорусы в большинстве своем против участия и самого факта войны в Украине. У россиян все же поддержка войны больше, хотя пропаганда почти одна и та же – белорусская пропаганда белорусскую сейчас копирует и не очень все это отличается. Почему так, на ваш взгляд?
– С моей точки зрения это происходит потому, что во-первых, пропаганда не может действовать постоянно, она действует ограниченное время, именно поэтому для пропаганды нужно постоянно повторять месседжи, изо дня в день, неделю за неделей, месяц за месяцем. Россияне больше находились в зоне ментального поражения. А во-вторых, я считаю, что Беларусь более резистентна потому, что как я уже говорила, когда пропаганда входит в когнитивный диссонанс с тем, что человек видит своими глазами, пропагандистские стереотипы разрушаются. В Беларуси население во-первых видит самую военную агрессию, во-вторых, видят последствия этой агрессии, в Беларусь возвращаются раненые российские военные, возвращается техника, которая была уничтожена украинскими военными, возвращается «груз 200», и когда население все это видит, то рушится еще один такой важный миф, о непобедимости русской армии. Возможно, именно эти два фактора играют решающую роль в том, что белорусы более устойчивы к российской пропаганде, чем жители регионов России.

– И последний вопрос – кто виноват больше в том, что сейчас происходит: вторжение, война, геноцид украинского народа. Пропаганда здесь – как один из виновников или инструмент Путина?
– Скорее, и то, и то. Во-первых, безусловно, виновники, я даже не знаю, остались ли в России сейчас журналисты, это  сотрудники большой пропагандистской машины. Я по необходимости вынуждена все это читать, слушать, смотреть. Так перекручивать и подтасовывать факты, так говорить на черное – белое, и наоборот, это не журналисты. А поскольку это не журналисты, а пропагандисты, а пропаганда является инструментом агрессии России против Украины, безусловно, все, кто причастен к ведению пропаганды, разжигающей ненависть, поддерживающей и питающей российскую военную агрессию, безусловно, они должны отвечать так же, как те , кто отдавал приказы бомбить мирные украинские города Это было уже в истории после Второй Мировой войны. Немецкие пропагандисты так же были осуждены, в том числе на Нюренбергском процессе, как и другие военные преступники.

Источник: Маланка Медиа