Информационная борьба в военных доктринах России и Беларуси

12.03.2020 Выкл. Автор Redaktor
 Информационная борьба в военных доктринах России и Беларуси

В рамках реализации принятой в июне 2016г. Военной доктрины Беларуси, четко фиксируется геополитический выбор страны:

«п.22.15 формирование ЕДИНОГО ОБОРОННОГО ПРОСТРАНСТВА В РАМКАХ СОЮЗНОГО ГОСУДАРСТВА и укрепление систем коллективной безопасности ОДКБ, Содружества Независимых Государств, создание и развитие коалиционных группировок войск (сил), единых военных структур и систем, наращивание потенциала ОДКБ как действенного инструмента обеспечения международного мира и безопасности в Евразийском регионе».

Это решение продиктовано объективными причинами, обозначенными в п.12.5: «снижение возможностей Вооруженных Сил Республики Беларусь (далее – Вооруженные Силы) по стратегическому сдерживанию агрессии и решению других задач мирного времени, а также по вооруженной защите Республики Беларусь в случае развязывания против нее военных действий».

Отдельно стоит обратить внимание еще на ряд положений этого документа, которые обуславливают дальнейшее развитие ситуации в двусторонних отношениях РБ и РФ и дают ответы на события весны 2017г.:

Основные военные опасности:

11.10. деятельность государств (коалиций государств), а также негосударственных субъектов, включая террористические и экстремистские организации, по подготовке незаконных вооруженных формирований для дестабилизации обстановки в Республике Беларусь;

12.3. создание на территории Республики Беларусь террористических и экстремистских организаций, организация ими подготовки их членов для действий в составе незаконных вооруженных формирований;

п.22.13 «организация противодействия деструктивным идеологии и пропаганде», определил недружественную политику беларусских силовиков к постреволюционному пулу украинских журналистов, экспертов, активистов. Но в силу слабости собственных оперативных возможностей в Украине, да и в силу слабости самой активности украинцев в РБ, беларусские силовики вынуждены пользоваться российскими базами «нежелательных лиц». Это косвенно подтверждает возможность россиян манипулировать информацией, поставляемой беларусским спецслужбам.

В рамках беларусской военной доктрины, существование на территории Украины тактической группы «Беларусь» и поддержка беларусов воюющих в ВСУ рассматриваются беларусской стороной как угроза и «недружественная» политика Украины и ее западных партнеров.

Положения новой военной доктрины Беларуси, обусловливают «гибридизацию» или сращивание силовых структур Беларуси и России, делегируя силовым структурам России стратегическую инициативу в формировании архитектуры безопасности Союзного государства.

В итоге на сегодня мы имеем беларусский КГБ и армию, вооруженные ФСБшными технологиями и методиками информационной борьбы.

В рамках принятой доктрины и «гибридизации» беларусских силовиков, сегодня любой гражданин Украины, принимавший участие в событиях на Майдане или служивший в зоне АТО, попавший в базу «нежелательных лиц» ФСБ, на территории Беларуси подпадает под действие уже не национального законодательства РБ, а межгосударственных беларусско-российских соглашений в сфере безопасности.

Следовательно уровень безопасности украинцев на территории РБ прямо пропорционален уровню заинтересованности ФСБ в задержании человека. Другими словами, чем выше уровень интереса ФСБ к вам, тем вероятнее вас задержат на территории РБ.Согласно словам министра МВД РБ Шуневича на сегодня под угрозой задержания в Беларуси находится 350 тыс. украинцев из базы предоставленной беларусским силовикам ФСБ РФ.

Рамки возможностей Беларуси, определяются спецификой сложившегося автократичного политического режима и делегированными полномочиями в сфере стратегических вопросов безопасности:

  1. Беларусская сторона работает с обозначенными в военной доктрине угрозами в режиме активного силового противодействия, на всех уровнях от президентского до индивидуального.

Однако режим активного «противодействия угрозам», полностью нивелирует декларируемые позиции «добрососедства», «нейтралитета» и «дружественности».

Беларусь рассматривает любую активность иностранцев, а особенно просьбы по либерализации экономики или демократизации политического режима в обмен на активизацию сотрудничества на международных площадках, как проявление «мягкой силы».

Сложившаяся командно-административная культура государственного управления предполагает лишь силовые форматы противодействия любым проектам «мягкой силы». Наиболее ярко это проявилось в действиях беларусских силовиков в отношении украинских журналистов, блокировании создания совместных медиапроектов, селекция украинских участников экспертных площадок, предполагающая продвижение в медиа пространстве РБ маргинализированной в Украине экспертной группы носителей пророссийского нарратива.

  1. Военная доктрина Беларуси не предполагает работу с социальной средой, институционального и инструментального развития технологий социальной инженерии, что стимулирует рост внутренней социальной напряженности в Беларуси независимо от внешних влияний.

Другими словами все «противодействие экстремизму и радикализму» в РБ формализуется и замыкается на показателях силовых ведомств (дела, задержания, операции и т.п.), ведь только они отвечают за ситуацию в сфере безопасности. В расчет не попадает устойчивость самой социальной системы (общества) к внешним воздействиям.

В итоге, не осознавая природы радикализации беларусского общества, силовики автоматически плодят фантомные внешние угрозы, борьба с которыми лишь и усложняет для РБ ситуацию на внешнеполитическом треке, но не снижает динамику роста протестных настроений в обществе, что ярко проявилось в ходе весенних акций протеста.

Изменить сложившийся тренд в условиях интеграции силовых структур РБ и РФ практически невозможно. Ведь как показывает анализ, в рамках принятой доктрины беларусские силовики вынуждены противостоять на своей территории не столько собственным угрозам, сколько угрозам РФ.

  1. Перекладывая стратегические вопросы безопасности на институты Союзного государства, беларусские силовики становятся операциональными менеджерами на своей территории, потому как вынужденные затенить национальные интересы, интересами «единого пространства безопасности» Союзного государства.

В сложившихся обстоятельствах Беларусь утрачивает возможность балансировать интересы Кремля и Запада на своей территории. При любых самых теплых чувствах Лукашенко к Украине и желаниях дружить с Западом, в условиях российско-украинского конфликта, уже невозможно сохранить двусторонние отношения на уровне «партнерства» на внешних треках региональной и глобальной политики.

Мы будем вынуждены сдерживать друг друга, жестко конкурируя в международных организациях типа ООН, где Беларусь принципиально будет голосовать против украинских резолюций на каждом голосовании третьего комитета ООН.

  1. Лукашенко закрепил геополитический выбор Беларуси в доктринальном документе. Следовательно, на сегодня компетенции и амбиции Беларуси во внешней политике ограничены развитием собственной территории, собственной экономикой и не могут противоречить позициям Кремля на глобальном уровне.

Единое пространство безопасности не позволит Минску выстраивать антикремлевскую политику или противодействовать интересам россиян на территории Беларуси.

Достаточно забавно выглядит в этой рамке заявление Макея про готовность Беларуси поучаствовать в миротворческой миссии на Донбасе, сделанное сразу после встречи с Лавровым накануне переворота в Луганске. В Украине достаточно серьезно отнеслись к событию, ведь Россия альтернативный антизападный «полюс мира», мог под шумок действительно ввести туда «миротворческий контингент» ОДКБ с «полицейской миссией» и с участием военных РБ, разыграв комбинацию с гуманитарной катастрофой в Луганске.

  1. Масштабируя все события на ключевых треках можно отметить постепенную деконструкцию суверенного внешнеполитического курса Беларуси:

Координация действий между спецслужбами Союзного государства на территории РБ, фактически блокирует возможности противодействия российскому влиянию на всех внешних и внутренних треках беларусской политики.

Введение пограничного контроля на границе с РФ и трансляция «напряженности» в отношениях между Лукашенко и Путиным, не более чем информационная игра, суть которой в сохранении переговорного поля и поддержания интереса Запада к Лукашенко, как возможному ситуативному союзнику и наименее токсичному коммуникатору в игре Кремля на раскол между ЕС и США.

Задержание Павла Шаройко и недружественное отношение беларусских силовиков к социально активным украинским группам (журналисты, эксперты, гражданские активисты), на фоне регулярных публичных разборок с украинскими пограничниками и военными, которые пользуются сегодня беспрецедентной поддержкой в украинском обществе, могут перевести противостояние в социальную плоскость.

В этом случае, репутационные издержки Беларуси приобретут вполне материальное выражение. Если, к примеру, запустятся информационные кампании по бойкотированию беларусских товаров. А недружественное поведение беларусских силовиков в отношении украинцев, возьмут на вооружение украинские патриотические силы, с требованием ввести экономические санкции против «союзников агрессора», проводящего недружественную политику в отношении украинских граждан.

 

Беларусь VS россия: интеграция или «мягкая оккупация»

 

«Мягкая оккупация» – это контроль «оккупантами» на стратегическом уровне базовых функций государства в ключевых сферах (безопасность, внешняя политика, макроэкономика), при условии сохранении основных атрибутов государственности (символика, территория, административно-политический режим, микроэкономика).

Суть режима «мягкой оккупации», наиболее четко проявляется на примере становления коллаборационистких режимов псевдореспублик украинского Донбасса. Последний «транзит власти» на оккупированной РФ территории Луганской области, достаточно ярко продемонстрировал, как это может происходить в условиях «мягкой оккупации», сложившейся беларусской автократии.

Если сравнивать степень свободы и возможности для маневров на внешнеполитическом, макроэкономическом, информационно-пропагандистком и других треках государственной устойчивости, коллаборационистких режимов Донбасса и Беларуси, то увидим не большую разницу, суть которой лишь в том, что РФ пытается наделить коллаборационисткие режимы ОРДЛО субъектностью, настаивая на переговорах непосредственно с ними, а Беларусь ее уже имеет в рамках международного права, являясь полноценным государством со всеми атрибутами.

В этом плане последняя смена власти в Луганске и сценарий учений «Запад 2017» по сути демонстрируют миру как будет выглядеть сценарий «транзита власти» в «оккупированной» Беларуси, в случае если итоги «демократических» процедур не понравятся Кремлю или будут оспорены самими беларусами при поддержке западных демократий. События в Луганске дают нам представление как это будет организованно технически.

В рамках учений «Запад 2017», в случае с публикацией информации о переброске российских войск, беларусские генералы дали возможность россиянам получить, первичный замер (скорость прохождения сигнала, время реагирования, характер реакции, воля к сопротивлению, способность военного руководства, принимать самостоятельные решения) на случай несанкционированного российского вмешательства в ситуацию на территории Беларуси.  Судя по реакции беларусской стороны, высокая степень доверия и взаимодействия с россиянами, не оставляет шансов для сопротивления беларусских военных агрессивным действиям россиян.

Сравнение военных доктрин РФ и РБ: опасности и угрозы

Россия

 Внутренние военные опасности:

а) деятельность, направленная на насильственное изменение конституционного строя Российской Федерации, дестабилизацию внутриполитической и социальной ситуации в стране, дезорганизацию функционирования органов государственной власти, важных государственных, военных объектов и информационной инфраструктуры Российской Федерации;

б) деятельность террористических организаций и отдельных лиц, направленная на подрыв суверенитета, нарушение единства и территориальной целостности Российской Федерации;

в) деятельность по информационному воздействию на население, в первую очередь на молодых граждан страны, имеющая целью подрыв исторических, духовных и патриотических традиций в области защиты Отечества;

г) провоцирование межнациональной и социальной напряженности, экстремизма, разжигание этнической и религиозной ненависти либо вражды.

 Внешние военные опасности:

а) наращивание силового потенциала Организации Североатлантического договора (НАТО) и наделение ее глобальными функциями;

б) дестабилизация обстановки в отдельных государствах и регионах и подрыв глобальной и региональной стабильности;

в) развертывание (наращивание) воинских контингентов иностранных государств (групп государств) на территориях государств, сопредельных с Российской Федерацией и ее союзниками;

г) создание и развертывание систем стратегической противоракетной обороны;

д) территориальные претензии к Российской Федерации и ее союзникам, вмешательство в их внутренние дела;

Е);ж);з);и);к);л);

м) использование информационных и коммуникационных технологий в военно-политических целях для осуществления действий, … направленных против суверенитета, политической независимости, территориальной целостности государств и представляющих угрозу, глобальной и региональной стабильности;

н) установление в государствах, сопредельных с Российской Федерацией, режимов, в том числе, в результате свержения легитимных органов государственной власти, политика которых угрожает интересам Российской Федерации;

о) подрывная деятельность специальных служб и организаций иностранных государств и их коалиций против Российской Федерации.

 

Общие военные угрозы

а) резкое обострение военно-политической обстановки (межгосударственных отношений) и создание условий для применения военной силы;

б) воспрепятствование работе систем государственного и военного управления Российской Федерации, нарушение функционирования ее стратегических ядерных сил, систем предупреждения о ракетном нападении, контроля космического пространства, объектов хранения ядерных боеприпасов, атомной энергетики, атомной, химической, фармацевтической и медицинской промышленности и других потенциально опасных объектов;

в) создание и подготовка незаконных вооруженных формирований, их деятельность на территории Российской Федерации или на территориях ее союзников;

г) демонстрация военной силы в ходе проведения учений на территориях государств, сопредельных с Российской Федерацией и ее союзниками;

д) активизация деятельности вооруженных сил отдельных государств (групп государств) с проведением частичной или общей мобилизации, переводом органов государственного и военного управления этих государств на работу в условиях военного времени.

 

Характерные черты и особенности современных военных конфликтов:

а) комплексное применение военной силы, политических, экономических, информационных и иных мер невоенного характера, реализуемых с широким использованием протестного потенциала населения и сил специальных операций;

в) воздействие на противника на всю глубину его территории одновременно в глобальном информационном пространстве, в воздушно-космическом пространстве, на суше и море;

ж) создание на территориях противоборствующих сторон постоянно действующей зоны военных действий;

з) участие в военных действиях иррегулярных вооруженных формирований и частных военных компаний;

и) применение непрямых и асимметричных способов действий;

к) использование финансируемых и управляемых извне политических сил, общественных движений.

 

Деятельность Российской Федерации по сдерживанию и предотвращению военных конфликтов

  1. Российская Федерация обеспечивает постоянную готовность Вооруженных Сил, других войск и органов к сдерживанию и предотвращению военных конфликтов, к вооруженной защите Российской Федерации и ее союзников в соответствии с нормами международного права и международными договорами Российской Федерации.
  2. Основные задачи Российской Федерации по сдерживанию и предотвращению военных конфликтов:

а) оценка и прогнозирование развития военно-политической обстановки на глобальном и региональном уровне, а также состояния межгосударственных отношений в военно-политической сфере с использованием современных технических средств и информационных технологий;

б);в);г);д);е);ж);з);И);к);л);м);н);о);п);р);с);т);

у) создание условий, обеспечивающих снижение риска использования информационных и коммуникационных технологий в военно-политических целях для осуществления действий, противоречащих международному праву, направленных против суверенитета, политической независимости, территориальной целостности государств и представляющих угрозу международному миру, безопасности, глобальной и региональной стабильности.

Применение Вооруженных Сил, других войск и органов, их основные задачи в мирное время, в период непосредственной угрозы агрессии и в военное время.

 

Беларусь

Внутренние военные опасности:

12.1. ослабление в обществе чувства патриотизма, готовности граждан Республики Беларусь к вооруженной защите Республики Беларусь;

12.2. существенное повышение уровня преступности на территории Республики Беларусь;

12.3. создание на территории Республики Беларусь террористических и экстремистских организаций, организация ими подготовки их членов для действий в составе незаконных вооруженных формирований для осуществления актов терроризма и иных противоправных действий по дестабилизации обстановки в Республике Беларусь, в том числе в целях развязывания внутреннего вооруженного конфликта;

12.4. провоцирование межнациональной и социальной напряженности, экстремизма, разжигание этнической и религиозной ненависти либо вражды;

12.5. снижение возможностей Вооруженных Сил Республики Беларусь (далее – Вооруженные Силы) по стратегическому сдерживанию агрессии и решению других задач мирного времени, а также по вооруженной защите Республики Беларусь в случае развязывания против нее военных действий.

 

Внешние военные опасности:

11.5. снижение потенциала и возможностей военно-политических союзов с участием Республики Беларусь по обеспечению коллективной безопасности;

11.6. возникновение очагов вооруженных конфликтов и их эскалация с задействованием возможностей сил специальных операций, частных военных компаний и незаконных вооруженных формирований на территориях государств, сопредельных с Республикой Беларусь, вследствие отработки механизмов неконституционного способа смены действующей государственной власти;

11.9. создание и функционирование в государствах (коалициях государств) специальных военизированных формирований для ведения действий в информационном пространстве по оказанию деструктивного информационного воздействия на население, органы государственного и военного управления, инфраструктуру Республики Беларусь;

11.10. деятельность государств (коалиций государств), а также негосударственных субъектов, включая террористические и экстремистские организации, по подготовке незаконных вооруженных формирований для дестабилизации обстановки в Республике Беларусь;

 

Потенциальные военные угрозы Беларуси:

13.1. концентрация вооруженных сил другого государства (коалиции государств) вдоль Государственной границы Республики Беларусь, указывающая на реальное намерение применить военную силу против независимости, территориальной целостности, суверенитета и конституционного строя Республики Беларусь;

13.2. возникновение очагов вооруженных конфликтов, направленных против независимости, территориальной целостности, суверенитета и конституционного строя Республики Беларусь;

13.3. проведение в другом государстве (коалиции государств) мобилизации в целях нападения (акта вооруженной агрессии) на Республику Беларусь (далее – нападение);

13.4. объявление войны Республике Беларусь со стороны другого государства (других государств);

13.5. иная деятельность, включая заявления и демонстрацию силы, другого государства (коалиции государств), а также негосударственных субъектов, включая террористические и экстремистские организации, расположенных на территории другого государства (других государств), осуществляемая в нарушение Устава Организации Объединенных Наций и указывающая на подготовку к нападению или развязывание внутреннего вооруженного конфликта.

 

Меры по обеспечению военной безопасности в мирное время:

22.7. проведение государственной политики по укреплению в обществе чувства патриотизма;

22.13. организация противодействия деструктивным идеологии и пропаганде, а также использованию информационно-коммуникационных и информационно- психологических методов и технологий, направленных на подрыв независимости, территориальной целостности, суверенитета и конституционного строя Республики Беларусь, дестабилизацию обстановки в Республике Беларусь, причинение ущерба военной безопасности Республики Беларусь и безопасности ее союзников;

22.14. противодействие разведывательной деятельности других государств (коалиций государств), а также негосударственных субъектов, включая террористические и экстремистские организации, в целях защиты сведений, составляющих государственные секреты Республики Беларусь;

22.15. формирование единого оборонного пространства в рамках Союзного государства и укрепление систем коллективной безопасности ОДКБ, Содружества Независимых Государств, создание и развитие коалиционных группировок войск (сил), единых военных структур и систем, наращивание потенциала ОДКБ как действенного инструмента обеспечения международного мира и безопасности в Евразийском регионе;

22.18. обеспечение эффективной работы сил и средств органов государственного и военного управления по поддержанию внутриполитической стабильности, противодействию созданию на территории Республики Беларусь террористических и экстремистских организаций, недопущению подготовки членов незаконных вооруженных формирований, организации массовых беспорядков, осуществления актов терроризма;